Кремлевские боты судятся с родной «фабрикой троллей»

Ольга стала седьмой в списке экс-сотрудников фабрики, решившихся рассказать о своем опыте публично.

Наш первый разговор состоялся за несколько дней до того, как Ольга отправилась в штаб-квартиру троллей на Савушкина, 55 за февральской зарплатой (40 тысяч рублей). Она уже отработала свою последнюю смену в этом месте.

Причина разрыва Ольги с фабрикой после 19 месяцев работы – отказ официально оформить ее на работе и оплачивать ее декретный отпуск по трудовому кодексу. Через два месяца Ольга ждала ребенка.

Ольга из «Ольгино»

«Я относилась к этому как к работе, мне было неважно, что я пишу, – рассказывает девушка. – Я полагаю, государству это нужно для поднятия рейтинга, для пиара. Но все же нельзя идеализировать ситуацию. О проблемах тоже нужно говорить. И нужно лучше относиться к своим сотрудникам».

Об отношении «фабрики троллей» к сотрудникам написано немало гневных постов на сайтах с отзывами на работодателей. У Ольги свой опыт: ей «нравилась работа первые три месяца, потом уже не особо…», а после того, как она узнала о сложностях с оформлением на работу и получением пособия, ей «вообще расхотелось что-то делать».

После разговора с отделом кадров Ольга написала Людмиле Савчук – активистке, которая работала в отделе блогов под прикрытием с января по март 2015 года, но была вычислена фабричной службой безопасности. О своем опыте Савчук рассказала в СМИ, предоставив обширные доказательства деятельности фабрики.

При помощи правозащитной «Команды 29″ Людмила через суд добилась от фабрики выплаты зарплаты за 1,5 месяца, этому не помешало отсутствие записи в трудовой книжке. Всю сумму – 70 тыс. рублей – Людмила отдала на благотворительность.

По словам Ольги, на собраниях в «фабрике троллей» говорили, что суд Людмила проиграла, а все СМИ, следившие за открытым процессом, врут. Якобы Савчук получила моральную компенсацию в размере одного рубля, но не зарплату. Узнав, что в действительности произошло ровно наоборот, Ольга тоже решила судиться.

Заговор и побег

Ольга и Людмила договорились встретиться в ресторанном дворике одного из торговых центров. Место оказалось слишком публичным: по словам Ольги, она случайно встретилась взглядами с коллегой, сидевшим за соседним столиком. Ольга считает, что сотрудник отдела комментаторов YouTube специально не следил за заговорщицами, а проводил время с родственниками.

Несмотря на опасные контакты, Ольга вышла на работу в следующую смену. Как и в свое время Людмила, она начала собирать доказательства работы на фабрике: видео из кабинетов, где «всегда душно, поскольку нельзя открывать окна», пространные технические задания на комментарии и посты, скриншоты проделанной работы… Эти доказательства Мальцева и Савчук решили опубликовать в интернете.

Через пару дней Ольгу вызвали на обязательную для всех сотрудников проверку на детекторе лжи, но та отказалась, сославшись на беременность.

Планы смешались, когда утром 4 марта – уже после первого контакта Ольги с Би-би-си – ей неожиданно позвонил заместитель руководителя отдела форумов и попросил явиться на Савушкина, 55 за зарплатой.

«Я сразу догадалась, что что-то не так, для зарплаты слишком рано, – говорит Ольга. – Но решила ехать, деньги-то нужны. К счастью, со мной рядом был муж, одна я бы не поехала».

На входе Ольга обнаружила, что ее магнитный пропуск больше не работает. Карточку забрали, а саму девушку повели в отдел кадров.

Ольга Мальцева и ее рабочее местоОльга Мальцева перед входом на «фабрику троллей» и ее рабочее место

«Кадровичка предложила подписать документы на увольнение, – вспоминает Ольга. – Я говорю: «Сначала деньги, потом увольняться». Мы так долго пререкались. В итоге я села получать зарплату, а она встала рядом с листочком и ручкой. Я получила деньги и поспешила на выход, а кадровичка такая: «Вы куда?» Я ответила, что на больничном и увольняться не собираюсь».

Ольга вспоминает, как, выйдя из кабинета, услышала вслед: «Остановите ее, украла деньги!» Она побежала вниз по лестнице, оттолкнула молодого человека, который попытался ее остановить, но на первом этаже уткнулась в охранника.

Секьюрити отвел Ольгу с мужем к себе в кабинет и сообщил, что камеры слежения зафиксировали, как она снимает видео внутри объекта. Происходящее там якобы коммерческая тайна. Более того, публикацию отснятого материала уже анонсировала Людмила Савчук – для службы безопасности стало очевидно, что они контактировали.

«Начали спрашивать, зачем я связалась с Савчук, – продолжает Ольга. – Так делать плохо, вы понимаете, что нас подставили… Кадровичка опять заявилась со своими бумагами, но охранник ее прогнал. Начал зачем-то рассказывать истории из своей молодости. На фабрике ходил слух, что одного провинившегося сотрудника насильно держали в подвале… Охранник «успокоил», что единственное, что он делал в подвалах – это в молодости «девок зажимал»… Видимо, чтобы обернуть это в шутку».

В злосчастном здании Ольга находилась уже около часа, а историям из молодости охранника не было конца.

«Очевидно, им нужно было мое увольнение, чтобы не выплачивать отпускные, чтобы не было повода для суда. Мы просто пресекли беседу, перестали отвечать. Нас отпустили, и мы ушли», – облегченно вспоминает Ольга.

На следующий день она обратилась к врачу, как написано в медицинской книжке, «с жалобами на ухудшение шевелений [плода] после стресса 4 марта» (копия записи есть в распоряжении Би-би-си).

Еще через несколько дней Ольге позвонил Олег Васильев, которого в СМИ называют фактическим руководителем «фабрики троллей». Ольга разговаривать отказалась, Васильеву перезвонил ее муж Сергей.

Пять лет назад Олег Васильев представлялся бизнесменом и вел блог на сайте петербургской газеты «Мой район»

Васильев предложил семье компенсацию за то, что история не будет выноситься в публичное пространство. Он также намекал, что Ольге следует опасаться «украинских националистов» (запись разговора есть в распоряжении Би-би-си).

По словам Ольги, эти переговоры ни к чему не привели.

13 мая 2016 года Ольга Мальцева родила дочь.

15 августа она вместе с юристами «Команды 29″ подала иск в адрес ООО «Интернет-исследования» и ООО «Тека» с требованием официально оформить ее на работу и выплатить пособие по беременности и родам. Сумма иска – более 300 тыс. рублей. Время и место судебного разбирательства пока не назначены.

Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *